Закон чашек.

История эта с ней много лет назад приключилась. Долгое время она пыталась сделать вид, что забыла. А потом однажды не испугалась попрощаться с ней. И думала, что сделала все правильно и что этот дурацкий закон никогда ее больше не коснется.

Это она его так назвала – закон чашек. А на самом деле у каждого этот закон чего-то своего. Чашки – всего лишь ее символ радости простым вещам. Тяжело далась ей эта вынужденная радость! Может быть, поэтому и пришлось отправиться по второму кругу.

Человек, которого она любила, ее предал. Это был переломный возраст ее надежд, любовь была страстной, эмоциональная связь сильной, ситуация неожиданной. И эффект оказался разрушительным. Она как будто рассыпалась на куски и собрала их обратно, но не в том порядке, а какие-то части вообще остались, и она не знала, куда их поместить. Она делала работу машинально, просто потому, что это входило в ее привычный ритм, разговаривала с людьми через туман. Прошло три месяца. Новые люди в ее жизни не появлялись, а старые стали плоскими и неинтересными. Ей тогда надо было менять паспорт, а для этого сфотографироваться. Когда ей отдали заказ, она испугалась. С фотографии смотрел человек, не имеющий к ней никакого отношения. Потерянный взгляд, стертые черты лица. Смотрясь в зеркало, она этого не замечала. Фотография удалась с третьей попытки, но то, что она видела теперь в паспорте, все равно ей не нравилось.

Дни стали длинными и одинаковыми, без малейшего намека на хоть какое-то изменение. И ей казалось, что жизнь так и пройдет в необъяснимом одиночестве, без возможности встретить свое счастье. Это огорчало ее и вызывало протест, но ничего не менялось.

Она шла по Мясницкой с какой-то рабочей встречи, конец лета, теплый вечер, и совсем не хотелось домой. Ее остановила витрина с посудой. Вот уж странно, она жила тогда в маленькой скромной квартире и меньше всего думала о том, как обустроить свой дом. Все средства тратила на себя, это казалось самым выгодным вложением. Она бродила среди покупателей вдоль витрин и прилавков с сервизами и думала, что никогда бы не стала покупать себе что-то подобное. И вдруг в одной из витрин увидела чашки необычной конусообразной формы с яркими красивыми цветами. Они приковали ее внимание, и первый раз за последнее время ей чего-то захотелось.

– Английский костяной фарфор, – сказала продавщица.

Чашка стоила очень дорого. Такая сумма за чашку в процентном отношении к ее зарплате выглядела дико. Но она уже знала, что купит, несмотря ни на что. Фарфор был белоснежным и хрустящим, как снег на морозе, а цветок жизнерадостным, и чашка вдруг придала смысл ее жизни. Она выбрала самый нежный цветок.

В тот же вечер она пила чай из этой чашки и старалась ни о чем не думать. Но новая маленькая радость смешалась с ее большой болью.

На следующий день в ее голове постепенно проступила и оформилась мысль: раз мое счастье ко мне не приходит, значит, я буду жить одна. Она вдруг смирилась с тем, с чем боролась все это время, внутренне согласившись, что с личной жизнью ничего у нее не получится. И решила: пусть так, то большое и главное, о чем она мечтала, не принесет ей радости, и ей ничего не остается, как радоваться мелочам, разным совершенно не значимым для нее вещам. Надо же чему-то радоваться, чтобы не разрушить себя. Она будет пить чай из красивой чашки на своей тесной кухне, без верхнего света, с маленьким бра, забравшись на стул с ногами так, чтобы было уютно. И у тех, кто будет рядом с ней, тоже должны быть такие чашки. Когда она снова приехала в магазин, там оставалось всего две. Она забрала их себе.

Это чаепитие не спешило радовать ее. Она обучала себя этой радости, старалась к ней привыкнуть. Прошло недели две, не больше. Ей позвонили. Ее разыскал человек, с которым она пересеклась мельком за год до того. И теперь он изменил ее жизнь.

Она переехала, чашки остались. И все ее старые вещи тоже. Не забрала ничего. Книги, конспекты, фотографии стали призраком старой жизни, из которой она старалась убежать. Год от года они пылились в заброшенной квартире, и она боялась их взять, будто вместе с ними могло вернуться одиночество, которого она больше всего опасалась. Эта брошенная квартира оставалась для нее местом возврата, точкой постоянной тревоги где-то в глубине души. Она чувствовала, что туда уходит ее энергия. И хотя уже давно понимала, что никогда не вернется в ту жизнь, что бы ни происходило в этой, все равно боялась забрать вещи, пока, наконец, обстоятельства не вынудили ее это сделать. А еще совсем незадолго до этого она вдруг поверила, что жизнь может меняться просто потому, что она этого хочет, и не нужны никакие чашки, никакое смирение, есть тот, кто слышит ее и исполняет главное. И она имеет право на большую радость, которую никогда не смогут дать даже все самые красивые чашки на свете.

Она решила все сделать сразу. Чтобы не приезжать дважды. Не хотела находиться там одна и взяла водителя. Удивительно, когда она подъехала к дому, то не ощутила ни страха, ни радости, вообще никакой своей причастности к этому месту, как будто не прожила здесь большую часть своей жизни. Вдыхала чистый воздух, которого не было в ее теперешнем районе, любовалась на зелень, спокойно наблюдала, как лифт – не ее, а новый, но уже обжитый соседской шпаной – отсчитывает этажи, без эмоций открывала чужую железную дверь, поставленную уже после нее. Обои на стенах отошли, паркет потрескался, только пыли не так много, как она ожидала. Как быстро стареет дом, в котором никто не живет. Она методично разбирала шкаф за шкафом, собирая книги, фотографии, закопалась в бумагах, а потом решила смотреть остальные дома, чтобы не задерживаться, нашла свои детские игрушки. Больше ей здесь ничего не нужно. Нет, нужно. Еще по дороге она решила, что возьмет чашки. Она знает, что с ними сделать. Вот они стоят в шкафчике за стеклом – такие же красивые, как когда она их покупала. За эти годы она увидела и почувствовала много красивых вещей, но даже на фоне того, чем она теперь себя окружила, чашки были очень хороши. Только взять страшно, как будто перейти барьер. Перешла, уложила аккуратно, чтобы не разбились. Прежде чем уйти из этого места навсегда, она подошла к окну в комнате, в которой когда-то жила: деревья под окном и отголоски криков мальчишек, играющих на поляне в футбол, этот фон ее здешней жизни, ей было приятно взять с собой.

Она знала, что чашки надо кому-то отдать. Тогда она поломает этот печальный закон, который гласит, что только согласившись всей душой на малое, можно получить большое. Перебрала всех подруг, но неожиданно вспомнила одного человека, своего давнего знакомого, и почувствовала, что чашки предназначены именно ему.

Он удивился:

– Они же такие красивые! Вам не жалко?

– Нет!!! Делайте с ними, что хотите!

Она рассказала ему свою историю, он понял и пообещал, что найдет того, кому они принесут радость.

Жизнь изменилась, пришло счастье. Теперь у нее было два ощущения: своей силы и своей цели. Каждый день был наполнен этим. Когда ей рассказывали, как кто-то радуется солнечному утру, интересной книге, запаху кофе и смотрит по сторонам в поисках таких радостей, она возмущалась: как можно радоваться такой ерунде, когда настоящая радость совсем в другом? Но вскоре она поняла, что ее счастье постоянно находится на уровне горизонта – его видно, но приблизиться так, чтобы почувствовать его, невозможно. Чем быстрее она к нему бежит, тем скорее оно удаляется. И ей опять не остается ничего, как прекратить преследование, отпустить его и начать искать счастье у себя под носом в том, что рядом каждое мгновение, но абсолютно для нее не безразлично. Значит, все-таки ее не слышат. Закон чашек сильнее закона счастья.

Она позвонила своему знакомому:

– Эти проклятые чашки будут преследовать меня всю жизнь! Что вы с ними сделали?

– Я их разбил.

– Почему же всё опять, как раньше?

– Нет, не как раньше, я же их разбил. Вы хотели с ними расстаться.

– Я не понимаю.

– А что тут непонятного?

Да уж, что тут непонятного? Чашек нет, но они есть? Это она их придумала. Она потеряла большое счастье и согласилась на маленькое. Посчитала, что счастье бывает разным и делится на части и она сможет выбрать те части, которые ей хочется, а от остальных отказаться. А оно целое, и только приняв это, получишь его на самом деле.

Так что, значит, закон чашек и есть закон счастья?

Читайте также:

Добавить комментарий